Экспертиза , Калининград ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Андрей Горохов: «Людям нужен событийный туризм, а не только море и пляж»

На 2021 год эксперты возлагают надежды по дальнейшему развитию внутреннего российского туризма

О том, какую аудиторию потенциально может привлечь событийный туризм в Калининградской области, об участии бизнеса в благоустройстве муниципалитетов и о многом другом меценат и бизнесмен Андрей Горохов рассказал в интервью РБК Калининград.

— С каким настроением начинаете год?

— Смотрю в будущее с оптимизмом. У нас различные проекты запущены в нескольких муниципалитетах: в Черняховском, Багратионовском городских округах. В том числе проекты по комфортной городской среде. Их финансирование с нашей стороны в основном связано с налоговыми поступлениями, с консолидацией ресурсов — наших, региональных и федеральных — для участия в программах. Мы сейчас продолжаем работу над проектом исторического парка в Багратионовске. Я был у губернатора, мы обсуждали с ним эту тему, он поддержит наши начинания и движения. 6–8 февраля Багратионовский городской округ посетила делегация российских историков, архитекторов, музейных работников. Прошли мероприятия, связанные с закладкой капсулы в историческом парке на месте сражения при Прейсиш-Эйлау (самая кровавая битва русско-прусско-французской войны 1806–1807 годов. — Прим. РБК Калининград). Мы провели удаленный воркшоп, в котором участвовали два десятка экспертов, специалисты в разных областях: представители музея-заповедника Бородино и Государственного исторического музея, народный художник России Владимир Суровцев, российские архитекторы, историки. Мы собрали очень интересные мнения о том, что можно сделать на Креговских высотах, где мы планируем создать событийный центр будущего исторического парка. Там находился один из важнейших участков сражения при Прейсиш-Эйлау, в конечном итоге решившего ход битвы. А итог ее был таков: русские смогли остановить Наполеона, захватившего половину Европы. Без преувеличения — это было наше первое Бородино. С закладки капсулы и начнется создание будущего мемориального комплекса. Мы делаем место, интересное для туристов, с насыщенным ивентом — совместно с историками и учеными, с правительством региона и муниципалитетом. За одним из холмов Креговских высот планируется разместить юнармейский лагерь по примеру «Бородино для детей», чтобы юное поколение знало и гордилось историей родного края

— Насколько это дорогой проект для частного инвестора?

— Если бы поле битвы было где-то в другом месте, я бы, наверное, задумался. Но так как наш индустриальный парк тоже находится на территории Креговских высот, у нас изначально было желание что-то сделать здесь. Событие ведь абсолютно легендарное, и мы каждый день ходим по этой земле. Сейчас наше стремление разворачивается уже в достаточно серьезные дела и мероприятия. Насколько это выгодно? Мы пытаемся с помощью исторических мест повысить привлекательность Багратионовского городского округа. Проект интегрируется и в программу «Формирование комфортной городской среды». Основные бенефициары в таких проектах благоустройства — конечно, регион и муниципалитет, поэтому они будут максимально участвовать, используя наши налоговые поступления, приводить все в порядок.

— А что дальше?

— Я надеюсь, что за несколько лет нам удастся завершить проект исторического парка на Креговских высотах и сделать там интересное для посещения место — совместно с БФУ, с историками, с областным правительством. Что касается кирхи Прейсиш-Эйлау, то на данный момент есть соглашение, что Русская Православная Церковь передает это здание в пользование Багратионовской администрации. Муниципалитет сейчас приводит в порядок территорию, ее очищают от мусора, проводят внутрь свет. Кирху, кстати, можно увидеть на гравюрах и картинах XIX века, изображавших битву под Прейсиш-Эйлау — то есть это знаковое сооружение. К тому же рядом с ней располагалось кладбище, где могли быть захоронены и солдаты русской армии. Так что восстановить память о ней очень важно для истории всей России, а не только Калининградской области. Дальше проведем исследование по поводу возможности реконструкции: специалисты изучат, что можно сохранить, можно ли вообще, и, если можно, сделаем экспертизу, проект. Тогда и будет понятен объем работ и необходимого финансирования. Будем думать, из каких источников оно пойдет. Что касается форбурга — останков замка в Багратионовске, — на данный момент я знаю, что его передали в Корпорацию развития Калининградской области и там размышляют, какие ресурсы нужно привлекать, чтобы это место сделать интересным для инвестора. С другой стороны, по постановлению областного правительства у предпринимателей есть возможность взять ссуду на восстановление памятников архитектуры на выгодных условиях под низкий процент — и это, в том числе, касается исторических объектов Багратионовска и Черняховска. Мы рассматриваем возможность участия в такой программе.

— Далеко не каждый бизнесмен будет заниматься благоустройством и историческим наследием — таких единицы. Как вы пришли к мысли о создании исторического парка, как началась в этом смысле ваша личная история?

— Став депутатом областной думы (пятого созыва. — Прим. РБК Калининград), я стал внимательно анализировать экономическую ситуацию в нашем регионе. Я часто бывал в Германии, хорошо знаю эту страну и должен сказать, что калининградская экономика имеет много сходных черт с экономикой Западного Берлина. Я начал писать об этом, привлек Институт экономики Берлина и совместно мы написали книгу «Западный Берлин — стены не преграда. Опыт развития в условиях изоляции». Например, я увидел, что после падения Берлинской стены и объединения Германии основной составляющей бюджетов немецких земель постепенно становится туризм. Увидел, что у них это десятки процентов ВРП (валовый региональный продукт. — Прим. РБК Калининград), а у нас — считанные проценты. Этого, конечно, недостаточно при нашем огромном потенциале. Я стал думать, что можно было бы сделать, чтобы развивать у нас это направление. Параллельно началась история, связанная с тем местом, где находится предприятие: мы задумались о доминантах, которые развивали бы город, начали направлять деньги на это и по сей день продолжаем эту работу. Ведь мы тоже ходим по этим улицам, и наши сотрудники ходят. У нас на площадке (на территории индустриального парка «Экобалтик». — Прим. РБК Калининград) работает почти пять сотен человек, из них, я думаю, 95% — это жители Багратионовска и округа. Но из Калининграда тоже много приезжих, поэтому мы вошли в бизнес-строительство, задумались о создании для них комфортных условий жизни. И вот так постепенно одно другое цепляло. В итоге мы пришли к тому, что помогаем и участвуем в программе благоустройства «Формирование комфортной городской среды» и по историческому парку, и по парку Теодора Кроне в Калининграде. Все работает в одном ключе и, в общем, достаточно удачно.

— В связи с закрытыми границами внутренний туризм сейчас на пике и, наверняка, будет еще какое-то время оставаться таким…

— Да, в этом году, наверное, будет пик внутреннего туризма. Уже посчитали, что 27–29% приезжающих к нам — это наша целевая аудитория, люди, которые едут за событийным туризмом, а не только на море и на пляж. Мы уже и в Черняховске видим растущий поток туристов, так что все то, что там делается по благоустройству исторических кварталов, идет во благо. А вообще, 100 тысяч туристов — это от 0,1 до 0,3% ВРП.

— Областные власти, губернатор намерены поддерживать из бюджета тех, кто решит построить объекты туристической инфраструктуры… Как считаете, почему у нас до сегодняшнего дня этого было мало?

— В годы советской власти туризма не было по объективным причинам — потому что это была закрытая территория, стояли военные части. Еще не нужно не забывать, что Россия получила международный статус полноценной хозяйки в регионе только в 1975 году, по Хельсинкским соглашениям. Раньше отсюда все увозили — сельхозоборудование в Литву и Белоруссию, даже кирпич, и тот увозили в Сталинград, в общем, мало задумывались о развитии этой территории. Потом перестройка, потом власть сменилась в стране, развалился СССР — все это привело к недофинансированию. И только сейчас тем или иным образом это компенсируется. Так вот, по сравнению с объединенной Германией, где, как я уже упоминал, вклад туризма в некоторых федеральных землях составляет десятки процентов ВРП, у нас туристических локаций больше, они интереснее: в области более двух тысяч мест, которые можно было бы посещать. При этом у нас не только курорты и пляжи, а богатейшая история Нового времени, и древняя история тоже. Причем, есть знаковые, уникальные места. Для внутренних туристов это — история России, а для внешних — история их стран, ведь целые международные коалиции участвовали в исторических событиях на нашей территории. Много государств, империи сходились в битвах. Французов, например, привлекает тема Наполеона. Сегодня Аустерлиц, Ватерлоо посещают до миллиона туристов в год, и не только французы. А по масштабам битва при Прейсиш-Эйлау не менее весома, чем сражение при Аустерлице — по своим потерям и ожесточенности она его даже превосходит… И чем больше будет таких исторических объектов, тем больше с побережья поедут в калининградскую глубинку, а ее ведь тоже надо развивать.

— В контексте обсуждения векторов развития туризма высказывается мнение, что развитие приморских городов нужно уравновесить, и этот огромный поток туристов рассредоточить по области…

— Это и есть агломерационный принцип развития региона, о чем писал я в свое время — нахождение опорных центров развития по всей карте региона, распределение турпотока по всей территории, разгрузка побережья. По подсчетам, аудитория конкретно исторических туристов может достигать 600 тысяч человек — столько способна принять нынешняя инфраструктура. Бизнес будет развиваться, он потянется туда, где есть туристический поток, где проходят деньги, и поэтому, безусловно, будет развиваться и экономика. Региону комфортно принимать до 2 млн туристов. Прошлый год из-за пандемии не стал рекордным, но даже тогда летом был страшный бум. Кажется, приехало 1 млн 200 тысяч человек. Что касается нас, нами движет не бизнес-интерес, а стремление привести в порядок те места, где мы живем. Хотя мы прекрасно понимаем, что создание музеев-заповедников, исторических парков, развитие туристической инфраструктуры усилит реноме Калининградской области в России и в мире и скажется на инвестиционной привлекательности региона.

— Состояние ремонта — в нем находятся и Черняховск, и Багратионовск… Какие планы в этом году по их благоустройству?

— Хорошие проекты будут в течение одного-двух лет! Черняховск в прошлом году уже рванул так, что попал в число лидеров в России. Он в тройке федерального списка по программе «Формирование комфортной городской среды», что подтверждено Минстроем России. Это произошло неслучайно — за счет системности подхода, который обеспечил глава округа Сергей Булычев. Когда-то мы заходили в черняховские дворы и кварталы — это же было страшное дело... В Черняховске есть такая площадь Пугачева — незначимое место, вокруг домики стоят, дороги. Чтобы привести их в порядок — я попросил своих специалистов посчитать — нужен миллиард! Бюджет Черняховска небольшой. А сейчас на 100 млн наших налогов они привлекают миллиард каждый год. Делаем Театральный квартал. Сейчас проектируется физкультурно-оздоровительный центр (ФОК)  — его бюджет полтора миллиарда, представляете? Бассейн, ледовая арена… И вот такие проекты власть осуществляет в том числе с нашей помощью. Кроме того, какая-то часть наших налогов помогает вовремя, например, закончить проектирование объекта, вовремя выполнить работы. Надеемся, что в следующем году город войдет в программу по комфортной городской среде с двумя озерами в Черняховске и приведением в порядок набережной, продолжатся работы, связанные с дорогами и капитальным ремонтом.

И то же самое в Багратионовске. Мы там участвуем в таком же проекте. Хочется преобразовать центр в более удобный, пешеходный. И таких проектов много. Когда видишь дело рук своих, это затягивает и захватывает.

— Как будет меняться индустриальный парк «Экобалтик» в этом году?

— Мы сейчас реализуем проект большого административно-бытового корпуса, который и закроет потребности территории для вновь прибывших резидентов, и поможет рассадить наши кадры. В этом году мы начнем, к лету следующего года, надеюсь, закончим. В этом году мы проектируем большой GDP-склад с электронно-лучевой стерилизацией — не только для лекарств, но и для сельхозпродукции и для детского питания. Параллельно смотрим варианты, что еще можно сделать по благоустройству на Тенистой аллее в Калининграде.

Плюс начали участвовать еще в одном проекте: финансируем программу строительства социального жилья из блоков. Это делается в Татарстане, в Омской области и в Калининградской области. Несколько участков уже отыграны в нескольких муниципалитетах. В Черняховске в частности, в Светлом, в Гусеве — сейчас идет речь и о Багратионовском городском округе. Мы пока финансируем, и, может быть, потом войдем в проект, посмотрим. Губернатор «благословил» эту тему, потому что большие ресурсы сейчас предусмотрены для расселения аварийных и ветхих домов.

— Получается, частный бизнес строит социальное жилье?

— Да, продавая квартиры муниципалитетам. А они потом выделяют эти квартиры людям по социальной программе. Главное — уложиться в параметры, и здесь экономика начинает работать. Надеюсь, быстро покажем результат.

— Учитывая нынешнюю благоприятную для фармбизнеса экономическую конъюнктуру, в каком направлении будет развиваться «Инфамед»?

— У нас большие планы. В этом году, надеюсь, у нас выйдет антисептик-мазь. Идут клинические испытания ингаляционного раствора. У нас готов «Мистин» — это новый ветеринарный препарат, мы ведем переговоры с контрактной площадкой, чтобы начать выпуск. В настоящее время он проходит производственную апробацию и трансфер технологии в компании, которая является одним из лидеров по производству ветеринарных препаратов. Мы считаем, что на первоначальном этапе эффективнее с экономической точки зрения производить новый препарат на контракте, затем по мере роста объема производства препарат будет также производится в Калининградской области.

Заработает полноценно цех субстанций. Мы провели ряд переговоров с «большой фармой», пытаемся заинтересовать контрактным производством — это и Bayer, и близкие компании. Так что, все в порядке.

— В свете того, что повышение тарифов на электроэнергию создает дополнительную нагрузку на производителей, актуальна ли тема энергосбережения?

— Мы еще в прошлом году перешли со сжиженного газа на магистральный, природный и тем самым сократили свои расходы на тепло в 4,8 раза, представляете?! Сейчас мы рассматриваем объекты, которые можно было бы обеспечить энергоресурсами, сделать тригенерацию — то есть, чтобы на основе природного газа одновременно вырабатывать тепло, холод и свет. И тогда мы будем платить не за электричество, а за кубометр газа, что значительно дешевле. Более, чем у 10 компаний запросили возможность построить у нас такую тригенерацию, сейчас смотрим предложения.

— Что вам лично интересно сейчас? Какие темы изучаете, что читаете?

— Чтобы «не заржаветь», изучаю разные темы. В том числе, реализуем умное пространство в домах Калининграда и Черняховска. Вообще, мы с командой продолжаем изучать возможности цифровизации ЖКХ. Второе, что сейчас больше всего интересует — это, конечно, как идет борьба с пандемией. Вот сейчас вакцинация идет, прививки. Какой объем средств вкладывается в здравоохранение благодаря коронавирусу! На самом деле, это же прекрасно, никогда бы государство столько не потратило в другое, спокойное время. Понятно, что далеко не все бюджетные деньги расходуются эффективно, но, в любом случае, масса средств идет на то, чтобы привести в порядок отрасль, и это обязательно даст положительный эффект. А здравоохранение увеличивает продолжительность жизни населения — это главное сегодня, и всегда будет таковым.

1 марта 2021 год

Содержание
Закрыть