В.И. Щербаков: «Автопром переходит к цифровому технологическому укладу»
Материалы выпуска
В.И. Щербаков: «Автопром переходит к цифровому технологическому укладу» Экспертиза Автопром стал одним из факторов роста транспортной отрасли региона Рынок
Экспертиза Калининград,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

В.И. Щербаков: «Автопром переходит к цифровому технологическому укладу»

Основатель компании «Автотор» Владимир Щербаков — о проблемах выбора бизнес-решений в период перехода к цифровой экономике
Владимир Щербаков

Технологии будущего

До сих пор модель управления бизнесом строилась на двух китах: где взять деньги на инвестирование, организацию и функционирование предприятия. Это задача инвестора. И вторая — где взять деньги покупателю. Если управленец не умеет связать оба этих конца, он обязательно где-то проваливается. Он может произвести прекрасный продукт, но не суметь его реализовать и обанкротиться. Примеров тому тьма.

Сегодня мы входим в новый этап, когда сами деньги и механизм управления производством через деньги себя исчерпали. Он еще будет функционировать в течение какого-то времени, но все более и более уходит в прошлое. Это одна сторона. С другой стороны, мы входим в новый технологический уклад, в котором меняется все. Ну вот, скажем, мы производим автомобиль BMW. В сегодняшней модели экономики, в сегодняшнем технологическом укладе это такой технический пик, вершина технического развития. В то же время на рынке появился новый автомобиль Tesla, который можно назвать первой моделью нового технологического уклада.

Для примера: в одной машине BMW 1700 трущихся (крутящихся) деталей. В модели Tesla — примерно 150. Но зато это совершенно другие материалы, технологии. Там нет ни сварки, ни обточки, ни фрезеровки и т.д., потому что в основном применяется технология 3D. Это радикально меняет практически всю конструкцию, материалоемкость и компонентную базу, включая производство в смежных отраслях (металлургия, электроника, химия и т.д.).

А теперь представьте себе, какая задача стоит у того, кто сегодня хочет начать новый бизнес. Нужно ли ему идти в металлургическую промышленность? А надо ли идти в машиностроение, которое производит оборудование для этих процессов? Потому что металлы уходят из автомобилестроения, уступая место различным композитам. Точно так же с двигателем. Уже не нужны будут заводы по производству поршневых колец, цилиндров, клапанов. Не нужны эти гигантские линии по обработке блока цилиндров или коробки перемены передач, потому что все это делается на других технологиях. Но если он не будет понимать эти технологии, не будет видеть, куда развивается мир, он обязательно обанкротится.

Понимание перспектив

Перед бизнесом стоит огромный выбор, и нужно, чтобы люди, входящие в бизнес, и люди в действующем бизнесе понимали, в какой мир они входят и какие изменения предстоят. Совершенно очевидно, что меняется модель потребления и спрос населения. Но не стоит на месте и само производство, в котором будут в первую очередь нужны, например, программисты или по крайне мере люди, хорошо разбирающиеся в работе обрабатывающих центров. А тогда не нужны и такие здания, такие производственные площади.

При сегодняшних IT-технологиях совершенно не обязательно иметь такие огромные здания, где будут располагаться все эти специалисты. Работают фрилансеры, которые берутся за определенную задачу и отвечают за результат. И где они работают — в офисе или из дома — неважно. Тогда все эти бизнес-центры, которые строились и строятся в огромных количествах, оказываются под угрозой банкротства, ведь они все недозагружены, а значит, не дают тот поток денег, который бы оправдал инвестиции в такое строительство. Новым современным IT-компаниям эти офисы не нужны. У них есть телефон и компьютер. Больше ничего для работы не нужно.

Примерно то же самое нам предстоит в промышленности. И нужно, чтобы на всех уровнях принятия решений было понимание этих перспектив. Сегодня это понимание есть не у всех. Даже на крупных площадках, где обсуждаются перспективы экономического развития страны, сегодня можно услышать разговоры о цифровой экономике как о системе обработки информации в первую очередь, обсуждается, как сделать прозрачные счета, повысить удобство предоставления услуг, совершенствовать системы управления базами данных и т.д. Но цифровая экономика к этому не сводится.

Два пути автопрома

Сегодня выигрывает тот, кто создает, как, например, Илон Маск, новый вид ракет, новые виды транспорта. Это пока образцы. Не всегда удачные. Но он опередил время и сделал шаг в будущее. Мы все должны понять и осознать перспективу. А иначе мы по-прежнему будем вкладывать в уходящий технологический уклад.

Еще один пример: мы говорим, что надо увеличить производство высокооктанового бензина из-за существенного роста автомобилизации во всем мире. Но на рынок уже сегодня выходят автомобили с электродвигателями, водородными двигателями. Вопрос, сколько потребуется воды, чтобы ездить на таких автомобилях, — это вопрос относительно короткого времени: 5, ну, может быть, 10 лет. К тому времени появится огромное количество машин на водородных двигателях. На это сейчас брошены гигантские ресурсы, не только денежные, но и умственные, и это имеет реальный выход. Все это меняет парадигму развития.

Таким образом, любой управленец в любой отрасли экономики должен понимать, куда движется мир, как он развивается. И бизнесмен должен понимать, хочет ли он заниматься этим бизнесом и что из этого может получиться.

Как и у всех других отраслей, у отечественного автомобильного производства в данном случае есть два пути развития: или идти по пути внедрения достижений уходящего технологического уклада, или сконцентрировать все возможные ресурсы на разработке и внедрении совершенно новых технологий, имеющих реальные перспективы для экспорта технологий и продукции на новом этапе развития мирового автомобилестроения. Тем более что фундаментальная база и многие прикладные разработки для создания этих технологий и продуктов в России есть.

«Умная» локализация

С учетом перехода к новому цифровому технологическому укладу в мировом автомобилестроении нужно очень четкое понимание перспективы, важно точно сформировать приоритеты и главные цели развития отечественного автомобилестроения. Необходимо очень внимательно проанализировать перечень конкретных технологий и автокомпонентов, рекомендованных к внедрению в автомобильном производстве, с точки зрения возможности перспектив развития, чтобы не инвестировать в те технологии, которые устареют быстрее, чем произойдет их массовое внедрение.

Что касается действующих автомобильных производств, то внедрение целого ряда критических технологий экономически оправдано только для моделей автомобилей массового спроса (100–200 тысяч автомобилей в год). Например, для окупаемости крупный штамп должен сделать около 1 млн ударов, и при годовом выпуске даже 50 тыс. автомобилей его окупаемость составляет около 20 лет.

Применение таких технологий для производства моделей малой серийности (до 30 тыс. в год, а это около 20% российского рынка) без дополнительных мер поддержки приведет к остановке производств. Что в итоге? Рост прямого импорта в этой нише, сокращение рабочих мест.

Вопрос дальнейшего развития локализации автокомпонентов также требует системного подхода и тщательной проработки с точки зрения перспектив технологического развития.

Мировая практика исходит из того, что производитель автомобилей не должен быть производителем автокомпонентов. Задача автопроизводителя — выступать заказчиком новых компонентов и покупать на рынке наилучшие достижения производителей. Как с экономической, так и с технической точки зрения любое другое решение рано или поздно приводит к существенному замедлению темпов технического развития и отставанию производства.

Отсутствие независимых производителей и рынка автокомпонентов привело к тому, что советские заводы вынуждены были полностью разрабатывать весь автомобиль, включая компоненты, вести научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, проектировать и изготавливать технологическое оборудование и оснастку, производить компоненты на собственных заводах, что привело к резкому ухудшению экономических показателей, потере их конкурентоспособности.

Калининградский кластер автокомпонентов

Мы принимаем как главную доктрину: в Калининграде нужно организовывать производство компонентов, чтобы поставлять на наш конвейер и на конвейеры европейских заводов.

Потенциальный спрос на такого рода продукцию есть. И не только со стороны компании «Автотор». Создание на территории региона предприятий по производству универсальных автокомпонентов — это возможность поставлять продукцию на другие автомобильные заводы России, выходить на экспорт. Но опять же встает вопрос понимания перспективы со стороны как управленцев, так и самих бизнесменов. Должна быть инициатива и готовность работать прежде всего.

Мы выпускаем 200 тысяч автомобилей в год. Нам нужны поставщики комплектующих. Мы каждый день производим 800 автомобилей. В каждом автомобиле четыре сиденья. То есть 3200 сидений каждый день, за которые мы платим. Стоимость комплекта автомобильного сиденья — примерно 6000 евро. Обращаемся к мебельщикам: ну организуйте производство. Много мягкой мебели за 6 тысяч евро в Калининграде можно произвести? Мы вас научим, привезем учителей, мы гарантируем, что все будем покупать. Нет реакции. Приехал кореец, здесь в Калининграде организовал производство. И шьет нам примерно 40 тыс. сидений в год, получая за это приличные деньги.

В ближайшее время нам потребуется большое количество производителей компонентов. Так что любой, кто хочет производить компоненты, добро пожаловать.

Город цифровой эпохи

Мы хотим построить новый город цифровой эпохи. Сегодня мы заканчиваем переговоры с федеральным правительством. Надеюсь, что пройдем в списки национальных проектов. Он стоит № 1 среди территориальных проектов, которые должно утвердить правительство. Речь идет о строительстве нового города примерно на 30 тысяч человек. Мы его будем финансировать. Проект есть, разработан, земля выделена. Обустройство кое-какое уже сделано. Но мы не форсировали этот проект, потому что был кризис. Я надеюсь, что в этом году уже первое движение будет сделано. В следующем году мы хотим построить примерно 1,5 млн квадратных метров.

Якорным объектом первого этапа освоения этой территории станет японский медицинский центр. Уже подписан меморандум о сотрудничестве с правительством региона и японской компанией Craig Trust Japan в реализации проекта строительства на этой территории высокотехнологичного многопрофильного медицинского центра с применением самых современных японских методик медицинской диагностики. Это как раз пример того, как возможности цифровых технологий повышают качество жизни людей.

Такой проект — это и новые возможности для бизнеса. Кто-то может делать строительные работы, вентиляционные системы, котлы для отопления и т.д. Проект нового города будет стоить примерно 40 млрд рублей. Большая часть финансирования у нас уже есть. Мы находимся в состоянии практической реализации — подготовили проект, доказали, что такой проект здесь нужен. Мы создаем новые рабочие места в виде заводов по производству компонентов и автомобильные заводы. Мы дадим людям работу. Это будет наукоград, куда соберут все научные подразделения области. Мы готовы давать заказы. Мы договариваемся, что все наши иностранные партнеры будут давать работу этому центру с точки зрения разработки новых материалов, новых программ, новых технологий. Это программа серьезная. Она рассчитана на 7–10 лет.

Команда у нас хорошая, сильная. Нам нужно будет большое количество молодежи. Мы будем начинать подбор кадров в калининградских и европейских вузах. Потому что в основном нам нужны люди с обязательным владением иностранным языком, достаточно свободно. Попробуем максимальное количество людей сюда вовлечь. Пожалуйста, приходите. Но приходите с чем-то, а не по принципу: на чем тут у вас можно сделать деньги. Предлагаем сделать деньги с нами, если вы сможете с нами пахать, а не сидеть, как муха на слоне. На таком проекте каждый может себе сделать и деньги, и имя, и уважение.