Рыночный расклад , Калининград ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Янтарный кластер: на экспорт пойдет только готовая продукция

Согласно стратегии развития янтарной отрасли, к 2025 году промышленность должна перерабатывать 75% янтаря-сырца, сообщил в интервью руководитель янтарного кластера региона Антон Федосов.

— Какие основные тенденции сложились с учетом предыдущего пандемийного года и нынешнего, когда в рост активно пошел туризм?

— Главные тенденции постпандемической янтарной отрасли — усиление кооперации, углубление специализации предприятий.

Кооперация в части коллективной закупки — впервые за три года существования кластерного объединения и, наверное, впервые для всей отрасли заключен крупнооптовый прямой контракт на поставки сырья.

На текущий момент объемы являются скромными — 25 тонн на полгода, или примерно 5% от объема добычи АО «Калининградский янтарный комбинат».

Главное — 100% сырья должно быть переработано на территории Калининградской области. На экспорт (или на продажу для туристов в Калининградской области) должна пойти только готовая продукция.

Стоит отметить, что задача переработать и задача произвести конкурентоспособный серийный или штучный качественный продукт — разные задачи.

Кластерное объединение для себя формулирует задачу произвести продукт, который будет востребован на мировых рынках и в России.

Идеальна схема, когда предприятия кластера организуются в эффективные производственные цепи, где каждый выполняет свою часть работы, вначале такой организации уже заключен экспортный контракт с перечнем и номенклатурой конкретных изделий.

Вся работа напрямую связана с исполнением задач стратегии развития янтарной отрасли до 2025 года. По итогу реализации к 2025 году мы должны обеспечить переработку 75% всего добываемого янтаря на территории Калининградской области. Т. е. экспортировать только 15% всего добываемого сырья.

При этом, чтобы реализовать положения стратегии, сектор переработки должен от текущего значения на сегодняшний день наращивать объемы на 21% ежегодно. Если в 2020 году сектор переработки производил готовую продукцию на 1650 млн руб., то к 2025 году мы всей отраслью должны выйти на показатель в 5600 млн руб.

— Есть ли проблемы с сырьем у небольших компаний и частных мастеров?

— Для микрокомпаний и мастеров проводятся отдельные аукционы, кому необходимо — приходят, смотрят и покупают. Кто более продвинут, идет на электронную биржу. В будущем возможно создание розничного магазина янтаря для художников и мастеров на башне Врангеля. Сейчас мы прорабатываем схему организации, это непростая задача.

— Раньше были жалобы на то, что нормальный камень в области не достать.

— С 2015 года идет капитальная трансформация отрасли. Можно сказать, что отрасль появилась как отрасль за последние пять лет. Устранены такие негативные явления, как «черные копатели», идет борьба с контрабандной и контрафактной продукцией, многие компании вышли из серого сектора и работают официально.

Безусловно, в процессе организации отрасли случались перебои с сырьем, дисбалансы поставок и многие другие неприятные вещи. Тем не менее сейчас вся отрасль пользуется тремя каналами сбыта: биржей, оптовыми контрактами и аукционами.

Предприятия кластера (32 компании)  — активные участники торгов на электронной бирже.

— Получается ли у местных производителей работать на экспорт?

— Многие ориентируются на экспорт. Это не только Китай, но и страны Ближнего Востока, Турция, страны Европы. У нас есть официальные экспортеры — ювелирные производства, которые ориентируются на Европу. Сейчас география экспорта готовой продукции будет расширена.

— В процентном соотношении сколько продукции идет на экспорт, а сколько реализуется внутри области?

— Сегодня эти соотношения в связи с пандемией изменились. Точной статистики на этот счет нет, но полагаем, что около 60–65% экспортируется за пределы области, а 35–40% реализуется в розничных сетях и магазинах Калининграда. При этом пропорция меняется в зеркальном виде в туристический сезон. 60% реализуется в области, 40% идет на экспорт.

Калининградский рынок, даже при наличии большого количества туристов, это не тот рынок, для которого стоит создавать массовое производство готовой продукции. Мы вынуждены ориентироваться на рынок России и другие рынки мира. Здесь я говорю про предприятия кластера, а не за всю отрасль в целом, большинство кластерных предприятий работает с сетевиками, а это однозначный вывоз за пределы области.

— Сейчас в мире нет выставок, как производители могут заявить о себе и своей продукции?

— В октябре пройдет самая крупная выставка ювелирных изделий JUNWEX, мы планируем участие при поддержке правительства Калининградской области. Будет создана янтарная улица — коллективный стенд производителей кластера.

Выставки проводятся, но не в таком масштабе, как раньше. Мы постараемся провести в сентябре янтарную неделю, которая традиционно станет замечательным событием для жителей и гостей города. Там также будет организована и выставка для производителей кластера.

— Появляются ли новые компании?

— Ситуация в среднем по отрасли неутешительная. С 2014 года с 359 компаний отрасль сжалась до 166. Остаются профессионалы, способные гибко реагировать на изменения на рынке, веяния моды, умеют создавать продукт, который покупают. Но если в целом по отрасли есть сокращение предприятий, то в кластере мы с 2015 года показывали 7% роста ежегодно. Только в 2020 году мы утратили рост, но и падения не произошло. Сработали на нуле.

При этом появляются новые, совершенно замечательные креативные компании и команды, которые создают изделия высокой художественной ценности. Мы стараемся поддерживать малые компании и содействовать их развитию. Наибольший прирост мы видим на ювелирном и бижутерном направлениях. Есть малые компании, которые демонстрируют взрывной рост — благодаря встроенности в кооперации кластера, правильно рассчитанной бизнес-модели, качественному дизайну, умению работать с различными материалами, способности гибко реагировать на изменения рынка.

— Как идет проект открытия помещения янтарного кластера в башне Врангеля?

— Не так быстро, как мы хотели, но в нужном направлении. Разработан проект приспособления, запущены восстановительные работы. Медленный темп связан с тем, что объект — памятник федерального значения. Это накладывает определенные требования и ограничения на ведение работ.

В том числе мы получили изуродованные бетоном и проводкой стены, своды и многие другие неприятные сюрпризы, наподобие засоренной канализации, бетонных стяжек поверх досочных перекрытий от предыдущих пользователей объекта.

Главное — мы бережно работаем с памятником и стараемся вернуть ему максимально первоначальный вид, безусловно, с учетом новых видов его использования. Скоро это будет центр притяжения туристов и место проведения различных мероприятий отрасли.

В сентябре-октябре мы надеемся открыть первую очередь. Постараемся сделать это к янтарной неделе, которая в этом году пройдет на ул. Баранова.

— Что можно на сегодня назвать основными проблемами отрасли? А что — удачами?

— Основные проблемы отрасли сегодня — это по-прежнему затрудненный вывоз готовой продукции. Мы очень продуктивно работаем с Калининградской областной таможней, но есть системные проблемы, которые необходимо решать на федеральном уровне.

Это дисбалансы на российском и мировых рынках в части пошлин на ввоз, вывоз готовой продукции. Зачастую на основные рынки сбыта наши изделия приходят со 100% накруток от логистики, пошлин и сборов.

Главной удачей считаем создание центра коллективного пользования на башне Врангеля, прямой крупнооптовый контракт на поставки сырья — это дает возможность планировать производственную деятельность, коллективные выставки и массовые мероприятия наподобие янтарной недели.

— Какие меры поддержки наиболее востребованы? Чего не хватает?

— Сегодня отрасль и производители больше всего нуждаются в кредитной линии для пополнения оборотных средств. У нас есть приоритетная программа «Восток», а мы хотим свой собственный аналог — «Янтарь». И, конечно, настало время создать некое подобие «оранжевой книги» — консолидированного свода мер поддержки для янтарной отрасли. Возможно, в форме областного закона.

Безусловно, у нас появляются и резиденты особой экономической зоны. Мы прогнозируем повышение готовности по вхождению в этот режим. Возможно, барьер входа для янтарной отрасли надо снизить, как это сделано в отрасли IT. Тогда мы получим гораздо больше открытых, экспортно ориентированных компаний. С решением вопроса по плановой гарантии сырья ожидается рост и совместных предприятий в отрасли, а это локализация производств в Калининградской области и приток иностранных инвестиций в нашу экономику.

Ну и последнее, но не менее важное. Развитие народно-художественных промыслов для нас очень важно. Полагаем, что удастся эту форму развить и в нашей отрасли.

Практика «Летать» в Храброво. Как гигабитный интернет поможет развивать экономику
Материалы выпуска
Инновации Совместный проект калининградских машиностроителей и автоперевозчиков
Рыночный расклад Янтарный кластер: на экспорт пойдет только готовая продукция
Практика «Летать» в Храброво. Как гигабитный интернет поможет развивать экономику
Практика Стадион «Спартак» реконструируют под международный спорткомплекс
Рыночный расклад Промышленники: экономика просыпается, «эффект Титаника» сохраняется
Компетенция «Мы создаем экосистему изменений и развития»
Решения «Мираторг» выходит на штатный режим работы
Инструменты Калининградские производители — об опыте участия на «Фабрике процессов»
Инструменты Почему калининградские предприятия изучают бережливое производство
Бизнес-кейс Удар по кризису. Как АВТОТОР преодолевает трудности, вызванные пандемией
Инновации Ликвидировать потери: шесть вопросов о «Фабрике процессов»
Инструменты Как калининградские производители бесплатно улучшают свою работу
Бизнес-кейс Калининградская компания вошла в нацпроект «Производительность труда»
Практика Роман Злотников пишет книгу про Калининград и партию «Новые люди»
Компетенция «Строим среду обитания»: «Калининградстройинвест» исполняется 25 лет
Содержание
Закрыть