Рыночный расклад , Калининград ,  
0 

Михаил Майстер: «Делать дешевые диваны у нас не получилось»

Группа начинающих предпринимателей региона побывала на мебельной фабрике Cinno Cillini

Полтора десятилетия назад бизнес в Калининградской области развивался столь бурно, что возник большой дефицит площадок для производства. Мебельщики тогда скупили все коровники и свинарники в радиусе 70 км вокруг Калининграда. С покупки телятника началась история и калининградского предприятия мягкой мебели Cinno Cillini.

«Купить землю тогда было практически невозможно, не было доступа к сетям (коммунальной инфраструктуры. — Прим. РБК+), и тогда я купил здесь телятник. Это было такое маленькое, ужасно заваленное здание. Мы вывезли отсюда, я думаю, 30 грузовиков всякой ерунды — от навоза до строительного мусора, а потом постарались выстроить технологический процесс, конечным результатом которого стали диваны под маркой Cinno Cillini», — рассказывает владелец бизнеса Михаил Майстер.

В конце декабря 2021 года на предприятии встречали группу молодых предпринимателей. Бесплатная поездка была организована в рамках совместного проекта Центра поддержки предпринимательства «Мой бизнес» и РБК Калининград — «День открытых дверей для бизнеса».

Знакомство гостей с Cinno Cillini начали с того, что обычно у производственников открывать не принято — с внутренней кухни. Показали не только процесс производства, но и склад, который по-своему уникален. Но — обо всем по порядку.

«Майами», «Сальвадор», «Техас»... Руководитель фабрики Дмитрий Пахомов ведет группу по цехам, показывает создаваемые и уже созданные модели мягкой мебели. Говорит, за два десятилетия костяк коллектива практически не менялся. Было время, когда численность работников достигала 30 человек, сейчас остановились на 23–24.

«Все, кто в столярно-каркасном участке, работают практически с самого начала. Или взять, допустим, закройный участок: три закройщицы пришли к нам с первого дня и по сей день работают. Сегодня, чтобы нам ввести швею в производственный процесс, понадобится где-то года полтора», — рассказывает завпроизводством.

В XXI веке весь мир продолжает производить диваны вручную — экономически обоснованных вариантов роботизации их производства нет даже на больших предприятиях. Когда рынок растет, приходится набирать персонал, когда падает, задумываешься об издержках, объясняет собственник.

Популярная бизнес-модель IKEA в 30-е годы прошлого века не могла быть воплощена, а спустя 30 лет стала реальностью благодаря появлению на рынке древесно-стружечной плиты. Именно ДСП позволила корпусной мебели перейти из разряда товара монументального, сделанного вручную и, что называется, на века, в разряд мебели, которую можно менять раз в год. Начало массовому производству мягкой мебели и, в частности, диванов в середине 60-х дал поролон (он же «пена»). И ДСП, и поролон на Cinno Cillini завозят в основном из Европы. Говорят, в Калининградской области нет сырья достойного качества. А вот «пену» режут здесь по своим готовым лекалам — так же, как придумывают и разрабатывают модели. За продуктовую политику Михаил Майстер отвечает сам.

Было время, когда бизнесмен работал в этой нише без поточного производства. За десять лет он дважды перепозиционировал компанию и говорит, что это колоссальный труд, колоссальные издержки и дикие риски. Читать только истории успеха в околобизнесовых книгах не советует, потому что они не дают истинного знания. Информацию лучше черпать из историй неудач, которые, кстати, мало кто хочет рассказывать.

Гости задали владельцу компании много вопросов. Об экскурсии на производство и в магазин — фоторепортаж РБК Калининград.

10 вопросов Михаилу Майстеру о мебельном бизнесе Cinno Cillini:

1. Почему компания калининградская, а название итальянское?

Итальянские имя и фамилия — выдуманные. Мы их придумали по нескольким причинам. Во-первых, как дань уважения итальянцам, которые обучили специалистов компании технологии производства и поставляют сюда сырье и комплектующие. А во-вторых, когда марка выходила на рынок, продать российскому покупателю дорогой продукт под отечественным названием было практически невозможно.

2. Правда ли, что на предприятии есть уникальный склад кожи?

Думаю, сегодня из всех мебельных фабрик России именно мы держим у себя на складе самый большой остаток кожи. Чтобы добиваться хорошей себестоимости производства кожаных диванов, у нас есть свои секреты. Если ткани могут скрыть какие-то недостатки, дефекты, то кожа требует более выверенной, точной работы внутри, это очень благородный материал. Ключевое отличие кожи от ткани на диване только в одном — ткань изнашивается, а кожа стареет. Ключевое отличие хорошей кожи от плохой в том, что хорошая кожа стареет красиво.

3. Где вы берете идеи для создания моделей?

Ездим на международные выставки, смотрим, кто что нового произвел. Причем смотреть стараемся с двух сторон: на технологические возможности и на дизайн. Бывает, что покупаем понравившуюся модель, разбираем ее, изучаем, как она сделана, и делаем на основе этой идеи свою, добавляя элементы. В принципе, так делает весь мир. Надо сказать, что все у всех чего-то воруют — в нашей индустрии принято говорить, что идеи витают в воздухе. Если ты не профессиональный дизайнер и не посвятил этому свою жизнь, создать что-то принципиально новое, на мой взгляд, практически невозможно. Ведь что такое диван? Это сиденье, спинка и два подлокотника. Существует 50 вариантов одного, второго и третьего, а дальше идут миксы, которыми все заняты.

4. Затронул ли предприятие кризис, вызванный пандемией?

С одной стороны, в прошлом году мы получили невероятный взлет спроса. Из-за ковида вектор внимания к своему дому у людей сместился. С другой стороны, уже в середине этого года спрос резко пошел вниз, и следующие пару лет обещают быть крайне сложными. Наши расходы в последнее время выросли на 75%. В цепочке создания стоимости деньги уходят от производства все дальше и дальше. Казалось бы, время зарабатывать, но маржинальность падает. Мы живем в очень интересное время: сейчас кризис дефицита, когда все производители и продавцы борются за мозги. Покупателей больше нет — есть выбиратели, которые делают свой выбор в условиях изобилия. Этот концептуальный вопрос заключается даже не в том, как сделать, а в том, как выйти на рынок, где переизбыток всего — вещей, идей, людей, денег, желаний. Нас окружает огромное количество диванов, поэтому нам приходится работать с мозгами потребителя. Любая покупка, будь то булка хлеба или коробок спичек, на мой взгляд, — это всегда эмоциональное действо, рацио может появиться где-нибудь в конце.

Мы предлагаем очень густо начиненные инновациями диваны. Пожалуй, мы самые продвинутые в стране в этом смысле. Еще буквально два года тому назад, до ковидных ограничений, времени на отдых у людей было очень мало. Но коронавирус усадил всех дома. И мы стараемся применять инновации для того, чтобы на диване человек совершал как можно меньше различных движений. Из этих мелочей состоит качество отдыха и использования дивана. Это достаточно тяжелое позиционирование.

5. Как правильно оценивать эффективность своего бизнеса?

Чтобы оценить эффективность любых финансовых операций, нужно посчитать экономическую эффективность. Это значит, что вы вычитаете из своей экономической эффективности то, что вы могли бы положить [в банк]. К примеру, у меня есть 1000 рублей, я на них делаю какой-то бизнес, который приносит мне 80 рублей чистой прибыли. Я должен изъять из этой цифры 80 рублей, разместить эти деньги на депозите, скажем, под 5%. Мы должны понимать, как выглядит финансовая картина по-настоящему, чтобы не обманывать себя. Это первое.

Второе. Вообще, когда и если вы анализируете ваш существующий или планируемый бизнес, то обязательно посмотрите на скорость, с которой развивается ваш рынок. Для анализа используйте конкретно конкурентные предприятия, которые в цепочке создания стоимости делают ровно те же операции и имеют такой же продукт, что и вы. Только такой взгляд позволяет правильно оценивать наше окружение. Если бы я знал эти вещи 15 лет назад, я бы не совершил очень большого количества неприятных для меня ошибок.

6. Есть ли у компании философия, миссия?

Не забивайте себе голову чушью. Все рынки находятся в одном месте — в голове, вот за нее все и сражаются. Это и есть та важная штука, из которой происходит наша философия. С другой стороны, если бы мне было наплевать, то мои диваны были бы другими.

7. Почему компания не производит мягкую мебель в дешевом ценовом сегменте?

Я вам скажу, что мы пробовали, начинали делать дешевые диваны. Но делать их нужно «с закрытыми глазами» или «левой ногой» — то есть, не обращая внимания на дефекты. Моя команда специалистов так не может. И у меня не получается заставить их так работать, потому что такова корпоративная культура.

Почти 52% товаров продаются сейчас на акциях и со скидками. И, к сожалению, эта доля акционных и скидочных товаров в целом растет у всех. Скидка стала неотъемлемым атрибутом товара, неважно, диван это или колбаса…

8. Если бы вы начинали бизнес сегодня, это была бы мебель или нет?

Для мужчины делать диваны — не самая плохая вещь. Выбрал бы я какой-нибудь другой рынок? Да, наверное, я выбрал бы рынок более емкий… Торговля продуктами питания, например, хороший рынок. Или наукой бы занимался.

9. Получает ли компания господдержку?

Огромное спасибо нашим властям за поддержку в этот пандемийный период. Для нас очень важны инвестиции, маркетинг, продвижение, и в этом году правительство региона выделило мебельщикам деньги для поездки на выставку. В ноябре была выставка с нашим коллективным стендом. Да, конечно, мы что-то платили за участие, но львиную долю расходов взял на себя Центр поддержки предпринимательства.

10. Как выбирать диван?

Не надо покупать по картинке. Диван должен быть удобным — в идеале, повторять все изгибы тела человека, который на нем сидит или лежит. Потому что не менее 70% людей на диванах не сидят, а именно валяются, лежат. Мне хочется, чтобы люди получали удовольствие от общения с диваном, чтобы они с удовольствием ленились. Наши диваны отражают то, как мы представляем себе этот мир.

Впечатления участников экскурсии

Глеб Рябенков, предприниматель:

Мне было очень интересно посмотреть, как организовано производство.

Уже около полутора лет мы с партнерами делаем в небольшом гараже разную коммерческую мебель. Я смотрел на Михаила Майстера и представлял себя. Ощущение, что он понял все про жизнь, очень любит свое дело — это сразу видно. Когда смотришь на таких людей, понимаешь, что некоторые вещи действительно не так важны, зато важны другие. Это стимулирует тебя к чему-то такому, большому. Я давно думаю и мечтаю, как расширить производство, но без толчка этого не произойдет. Конечно, быстрых решений я принимать не буду, как говорит Михаил, нужно все считать, но, может быть, эта экскурсия и станет толчком.

Лариса Бойченко, экскурсовод:

Я — экскурсовод, и хотела узнать больше о производстве на территории Калининградской области. Очень рада, что побывала на таком предприятии, где видно, что люди болеют за свое дело, стараются сделать его гораздо лучше. Я сама недавно занялась поиском мягкой мебели и была приятно удивлена, что здесь думают о том, как сделать, чтобы человек чувствовал себя еще комфортнее, сидя в кресле или лежа на диване.

Леонид Соловьев, предприниматель:

Производством заниматься тяжело, этим должны заниматься только оптимисты, умные люди. Хорошо, что сделаны вложения не только в производство, но и в помещения — это значит, что можно спокойно развиваться. Михаил говорит, это мужское дело, творчество. Я бы, наверное, сейчас не пошел в такой бизнес, времена сложные. С другой стороны, а когда они были легкими? В России это нормальная ситуация. Но подчеркну: своим делом должны заниматься энтузиасты, такие, каких мы здесь увидели.

От редакции РБК+. Под занавес 2021 года РБК Калининград завершает цикл публикаций о бесплатных производственных экскурсиях для начинающих предпринимателей. Вместе с Центром «Мой бизнес» мы организовали шесть поездок на успешные предприятия Калининградской области. До Cinno Cillini в списке были «Ферма Тюниных», «Сыроварня Шаакендорф», БМК, ювелирное производство Darvin и пивоварня с немецкой историей «Понарт». Этот проект помог развенчать ряд устоявшихся мифов и стереотипов — о том, например, что невозможно научиться на чужом примере (причем совсем не обязательно удачном). В финале стало совершенно очевидно, что успешный бизнес начинается с понимания всех его практических механизмов, с постижения совершенных предшественниками ошибок, с вопросов и ответов на них и, конечно, с интереса. Одних участников наши экскурсии заставили задуматься о будущей реализации, других сподвигли начать бизнес-планирование, третьих — начать или расширить свое дело. Для нас это — главный результат.

Еще больше информации о мероприятиях для предпринимателей региона есть в телеграм-канале Центра «Мой бизнес».

Бизнес-кейс Старинная пивоварня с немецкими корнями. Бизнес-экскурсия на «Понарт»
Содержание
Закрыть