Мясоедов: не встречал успешных бизнесменов, которые любят только деньги
Материалы выпуска
Успешный бизнесмен: Сергей Мясоедов о том, что нужно для быстрого старта Решения Мясоедов: не встречал успешных бизнесменов, которые любят только деньги Компетенция
Компетенция Калининград
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Мясоедов: не встречал успешных бизнесменов, которые любят только деньги

Ректор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Сергей Мясоедов о предпринимателях, которые выиграли от пандемии, об образовании для бизнесменов и «Доширак-профите» как первом показателе успешности

— В одном из интервью вы говорили, что кризис может стать уникальным шансом для развития. Как вы считаете, в целом бизнес увидел этот шанс, справился?

— Давайте отвыкать от социалистически-государственной привычки говорить обо всем сразу. Средняя температура по больнице, конечно, говорит о том, что кто-то выздоровел. Но она потому и средняя, что кто-то еще и умер. Часть бизнеса в новые условия не вписалась. И немалая, к сожалению. Недавно мне попалась статистика, согласной которой почти половина российских ИП за этот год закрылась. Так использовали те, кто закрылся, уникальный шанс? Очевидно, что нет. И не надо пропагандистских фанфар. В мире и в стране продолжается рецессия. Сокращаются производство, спрос, занятость. Но стакан, заполненный наполовину, всегда для одних наполовину полный, а для других — наполовину пустой.

И, если часть бизнеса в кризис проигрывает, это не означает, что другая часть не может выиграть. Наиболее гибкие, адаптивные, быстрые, креативные в период кризисов всегда и несмотря ни на что выигрывают. В каких секторах экономики это особенно ярко проявилось? Естественно, быстрее всего растут компании и фирмы, связанные с цифровыми коммуникациями. И другими современными технологиями, обеспечивающими связь, передачу и хранение информации. Очевидно, что весьма неплохо себя чувствует бизнес, который связан с доставкой промышленных товаров, товаров народного потребления и продуктов питания. Хорошо себя ощущает интернет-торговля. Держатся на плаву или растут кафе и бары, которые перешли частично или полностью к торговле на вынос и вывоз. Успешно реализует возникшие уникальные возможности российский внутренний туризм.

Я участвовал в большом бизнес-форуме по развитию внутреннего туризма, который организовал губернатор Камчатки. У представителей предпринимательских и инновационных турфирм горят глаза и звенит голос, когда говорят о новых возможностях! Это же знаменитый китайский иероглиф, который можно прочесть либо как «кризис», либо как «возможность». Возможности есть, но не все умеют ими воспользоваться. Кризис всегда «вымывает» слабых. Побеждают сильнейшие, выживают лучшие.

К слову, о внутреннем туризме и Калининградской области. В последнем конкурсе «Бизнес Баттл» победила семейная фирма, которая создала под Калининградом уникальную базу отдыха c удивительно дружелюбной атмосферой. Я говорю о проекте семьи Тюниных.

Сидевшие в зале члены жюри говорили мне, что сегодня провести несколько дней на их базе считается престижным и модным в самых разных слоях местного населения. Что, несмотря на пандемию, этот семейный бизнес растет. И я понял почему. На презентации своего бизнеса папа, к слову, отставной полковник МВА, мама и четверо их детей не просто рассказывали, а пели гордую песню о своем бизнесе, радовались все вместе, что их бизнес нужен и нравится людям! Что люди к ним возвращаются и привозят своих друзей!

Как любит повторять гуру менеджмента и консультант ИБДА РАНХиГС доктор Ицхак Адизес, важно, чтобы число тех, кто «будет искренне плакать на похоронах, если ваша компания умрет», все время росло. То есть, если вы делаете то, что нужно людям, деньги и успех к вам обязательно придут.

— Сейчас ситуация меняется очень быстро, как под тенденции и тренды подстраивается бизнес-образование?

— Первое. Если говорить о бизнес-образовании, то самое большое изменение — освоение онлайн-обучения.

Мы говорим прежде всего о живом преподавании через широкополосный интернет с хорошей акустической аппаратурой, большими экранами — когда профессор в состоянии видеть 10–20–30 человек одновременно в виртуальной лаборатории. Реагировать на их вопросы. Разбивать их на малые группы и отправлять на подготовку групповой презентации в разные виртуальные классы. Такое онлайн-образование по качеству практически не проигрывает работе в аудитории. А по ряду моментов открывает дополнительные возможности.

Дистантные программы, где выступления профессоров заранее записываются (вариация «Курсеры»), также могут быть весьма эффективными при условии, что записи регулярно обновляются, а за прослушанными лекциями следует большая учебно-методическая работа со студентами (обсуждение материалов дополнительного чтения, решение задач, управленческих кейс-стадиз, работа над командными проектами, сдача различных вариантов проверочных испытаний и работ. Неслучайно даже среди «взрослых» программ ИБДА РАНХиГС уровня МВА и ЕМВА сегодня серьезное место занимают специально разработанные смешанные программы (формат blended) и программы, реализуемые исключительно в онлайн.

Подводя итоги, скажу, что, по моему убеждению, никогда теперь образование на 100 процентов не вернется к старому, традиционному методу преподавания, сформированному полтора века назад в гумбольдтовском университете. Мы все радуемся, что студенты бакалаврских и магистерских программ России весной 2021 года вновь вошли в аудитории. Что они вновь напитываются университетской энергетикой, приобщаются к самой счастливой части жизни, которую называют студенческой, восстанавливают живые контакты, по-новому учатся общаться, глядя в глаза друг другу, а не в гаджеты. Это дорогого стоит! Без университетского кампуса нет полноценной студенческой жизни, формирования единой системы ценностей, любви к знаниям и т. д. Но все это не означает, что онлайн-образование уйдет в прошлое, как только откроются двери актовых залов и аудиторий для семинарских занятий.

Сегодняшние опросы студентов показывают, что, в отличие от первых дней изоляции, они уже не мечтают о времени, когда обучение полностью вернется на кампус. Большинство хочет сочетать онлайн— и аудиторные лекции и занятия. С учетом этого ИБДА РАНХиГС сегодня вернул в аудитории примерно 50–60 процентов занятий на бакалаврских и магистерских программах, продолжая работать онлайн по остальной части расписания. Это осознанный подход и взвешенное решение, которые в равной мере выигрышны и для студентов, и для преподавателей. И я убежден, что качество образования от такого сбалансированного подхода только выигрывает.

Естественно, я имею в виду, что при такой модели образования профессорско-преподавательский состав овладел методами интерактивной работы в онлайн. Что профессура и студенты умеют пользоваться многогранными возможностями современных электронных платформ. Что, наряду с навыками в университете, у профессоров и студентов есть необходимое «железо» и «софт» (современные производительные компьютеры, качественные камеры и микрофоны, скоростной интернет, доступ к цифровым образовательным платформам, которые позволяют вести интерактивные занятия и др.).

Но если эти условия созданы и качество онлайн-занятий высоко, выигрыш от их включения в программу очевиден. Здесь и возможность приглашения на программу специалистов из других регионов и стран. И возможность экономить время на поездку из дома в университет и обратно, что отнимает в больших городах по несколько часов в день. Наконец, умение частично или полностью работать в онлайн-режиме (на удаленке)  — это сегодня преимущество при устройстве на работу, особенно в компании, связанные с прорывными и цифровыми технологиями.

Второе большое изменение — на рынке формируется страта клиентов бизнес-образования, которая сознательно хочет учиться исключительно и только в онлайн-формате. Пока она сравнительно невелика — примерно 10–15 процентов рынка, где оставшиеся 85–90 процентов выбирают смешанный или традиционный формат. Но эта страта, представленная преимущественно молодыми клиентами, показывает тенденцию к росту. И по мере совершенствования образовательных платформ, оттачивания мастерства педагогов по работе в онлайн-режиме, выстраивания индивидуальных траекторий обучения, создания в онлайне международных исследовательских команд и т. д. надо ожидать, что сегмент кратно увеличится.

Третье важнейшее изменение. Все бизнес-школы мира под воздействием прорывных технологий стремятся к новому балансу между дисциплинами управленческого «харда» и «софта».

Характерно, что бизнес-школы России на протяжении многих лет в своих программах концентрировались в первую очередь на преподавании дисциплин «мягкой силы», стремясь уравновесить однобокие знания выпускников технических вузов поведенческими дисциплинами. Однако цифровая революция заставила сменить подход. В аудитории ведущих бизнес-школ страны и мира пришли занятия по большим данным, искусственному интеллекту и его использованию в управлении, методам программирования «Питон» и так далее.

Постепенно складывается понимание, что сегодня грамотный управленец должен владеть в равной степени как инструментами из арсенала управленческой психологии и поведенческой экономики, так и пониманием, как использовать инструментарий больших данных в интересах своей компании, какие возможности открывают цифровые маркетплейсы и платформы, способствующие построению экосистем, какие функции бизнеса может эффективно взять на себя искусственный интеллект.

Приведу пример. В ИБДА РАНХиГС мы сейчас вводим в программу первого года бакалавриата изучение основ программирования «Питон», причем даже на факультете международных отношений, где ЕГЭ по математике не является обязательным при поступлении. Мы не стремимся сделать ребят программистами, но они должны понимать, какие новые возможности открывает программирование при управлении организацией, попробовать руками самые простейшие варианты. В бизнес-школы «управленческий хард» пришел на все уровни программ.

Как говорил Сергей Павлович Королев, чтобы ракета взлетела, нужен математик, который правильно рассчитает траекторию, нужен инженер, который рассчитает сопротивление материалов и построит эту ракету, и нужен организатор производства, который достаточно образован, чтобы их понять, объединить, обеспечить ресурсами. И, чтобы ракета взлетела, в равной степени нужны все трое. Организатор производства, которого сегодня мы называем менеджером, должен готовиться в бизнес-школе так, чтобы он понимал, что надо требовать с математиков и инженеров, чтобы он мог общаться с ними на их профессиональном языке.

— Как разобраться в многообразии и выбрать лучшую бизнес-школу?

— В последнее время количество трескучей и часто недобросовестной рекламы программ бизнес-образования сильно возросло. Отчасти это связано с кризисом. Отчасти с идущим процессом смены поколений в бизнесе, когда на рынок выходят новые предприниматели, которые еще не убедились на ошибках, что к выбору бизнес-школ и программ надо относиться серьезно и внимательно.

Первое. Если вы хотите получить гарантию качества программ, надо поступать в бизнес-школу, программы которой имеют одну или несколько признанных международных аккредитаций и российскую аккредитацию НАСДОБР.

В мире бизнес-образования есть всего три признанные международные аккредитации, получение которых делает бизнес-школу школой мирового уровня и дает гарантии высокого качества программ. Их часто называют «Аккредитация тройной короны». Это аккредитации AACSB International (Всемирной ассоциации университетских школ бизнеса, аккредитация EQUIS (European Quality Improvement System), EFMD (Европейского фонда развития менеджмента) и АМВА International (Международной ассоциации программ МВА). Из более чем 20 тысяч бизнес-школ планеты «Аккредитацию тройной короны» имеет лишь около 100 школ. Это суперклуб международного качества. В России самую престижную и сложную аккредитацию AACSB International сегодня имеет только ИБДА РАНХиГС, аккредитации EQUIS EFMD — Сколково и ВШМ СПГУ, АМВА International — программы МВА четырнадцати ведущих бизнес-школ страны. ИБДА РАНХиГС входит в этот список.

В России также есть очень жесткая аккредитующая организация — НАСДОБР (Национальный совет по оценке качества делового образования). Его создали и контролируют все ведущие ассоциации работодателей России: РСПП, Торгово-промышленная палата РФ (ТПП), Ассоциация российских банков (АРБ), Ассоциация менеджеров России, «Деловая Россия», «Опора России» и Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО). Председателем президиума НАСДОБР является вице-спикер Госдумы Александр Жуков. Пока только 13 школ прорвались и получили эту аккредитацию. Естественно, что ИБДА РАНХиГС в их числе.

Хочу обратить внимание читателей, что в последнее время имели место случаи, когда недобросовестные российские бизнес-школы выдавали свое членство в «Ассоциациях тройной короны» и НАСДОБР за аккредитацию. А это абсолютно разные вещи. Стать членом в ассоциациях сравнительно легко, а получить их аккредитацию, являющуюся признанным знаком качества, напротив, очень сложно.

Второе, на что стоит обратить внимание, — рейтинги. В международном бизнес-образовании есть один супертоповый рейтинг — это международный рейтинг Financial Times. На сегодня в нем представлены только две российские бизнес-школы, вошедшие в 90 лучших бизнес-школ Европы: ИБДА РАНХиГС и ВШМ СПГУ. Кроме того, согласно программному рейтингу Financial Times, ИБДА РАНХиГС и ВШМ СПГУ вошли в число 100 лучших программ ЕМВА мира (52-е и 94-е места соответственно), а корпоративные программы Сколково попали в список 50 лучших корпоративных программ.

Идеально, если выбранная бизнес-школа или программа входит в число лидеров и ведущих российских рейтингов по бизнес-образованию. Назовем в алфавитном порядке средства массовой информации, которые публикуют, по нашему мнению, наиболее объективные рейтинги по бизнес-образованию в России, базирующиеся на систематических исследованиях. Это сегодня: «Интерфакс», сайт MBA.SU, Рейтинговый центр журнала «Эксперт», «Форбс» (Россия).

Третье. Нельзя выбирать бизнес-программы только по бренду известного университета. Бизнес-образование роднит с университетским, пожалуй, лишь слово «образование». В остальном они зачастую отличны. Поэтому не стоит выбирать бизнес-школы и программы, ориентируясь только на зонтичный бренд материнского университета. Нередко известные университеты имеют слабые школы бизнеса. И наоборот.

Четвертое. В России, как и во многих странах мира, лучшие бизнес-школы сопровождает сарафанное радио. Программы лучших бизнес-школ обычно дорогие, а учеба в них сложная. Поэтому, выбирая сильную национальную бизнес-школу, надо не пожалеть времени и прийти на ее день открытых дверей, посмотреть на тех, кто, как и вы, думает о поступлении. Задать себе вопрос: «А я хочу, чтобы эти люди учились со мной вместе? Хочу, чтобы они стали моими новыми друзьями и партнерами в ближайшие годы?»

Надо уточнить, где вы можете посмотреть фотографии выпускников этой бизнес-школы. Постараться найти среди них людей, которых вы знаете и которым вы верите. Поговорить с ними. И, если их оценка совпадет с рейтингами, аккредитациями, впечатлениями от дней открытых дверей, смело делать выбор.

— Можно ли построить успешный бизнес без специального образования?

— Хорошее образование никогда никому не мешало. Это инвестиция, которую у вас никакие коллекторы ни при каких условиях отобрать не могут. Любой талант — он как алмаз. А хорошее бизнес-образование — как его профессиональная огранка, которая делает игру света в нем уникальной и яркой.

Зачем бизнес-школа успешному бизнесмену? А зачем консерватория уже успешному музыканту? Ростропович, вероятно, не стал бы Ростроповичем, если бы с ним не занимались и не отшлифовали бы его огромный музыкальный талант профессора Московской консерватории.

Часто спрашивают, а как же Билл Гейтс или Стив Джобс, которые не закончили даже вузовской программы? Ответ прост. Гении могут себе позволить не получать образования, которое необходимо талантам. Говорят, что Моцарт играл без ошибок многочасовые произведения, которые один раз услышал в детстве, почти не владея нотной грамотой. Однако число гениев в каждую эпоху насчитывает единицы. А счет талантливых и очень талантливых людей идет на сотни тысяч. Этим людям качественное образование помогает достигать новые высоты. Для тех из них, кто талантлив в управлении и предпринимательстве, это образование в школах бизнеса.

— Успешный предприниматель — он какой?

— Успешный предприниматель — это человек, влюбленный в то, что он делает. Предпринимательство — это о клиентах, которым вы дадите то, что им нужно. Кроме того, успешный предприниматель — всегда жизнелюб. Ведь только когда вы относитесь к жизни с интересом, стремитесь каждый день узнавать что-то новое, вы открываете новые возможности, без которых предпринимательство не существует. Для тех, кого заинтересует корреляция между любовью к жизни, балансом между жизнью и работой и между успехом и удачей, я советую найти в Интернете материалы исследования профессора Ричарда Вайсмана (Richard Wiseman) из школы бизнеса партнера ИБДА РАНХиГС Хартфордширского университета (Великобритания). Его в мире называют профессором удачи (professor of luck). А также можно прочесть в подлиннике или в русском переводе его знаменитую книгу на эту тему.

— Проект «Бизнес Баттл», генеральным партнером которого выступает ИБДА РАНХиГС, помогает начинающим предпринимателям развить свой бизнес. Каких проектов вы ждете?

— Я не согласен, что «Бизнес Баттл» — это проект только для начинающих предпринимателей. Начинающие предприниматели часто ничем не заканчивают. 90% стартапов через год или полтора исчезают. Зачастую, как только заканчивается финансовая поддержка со стороны государства. Наверное, этих людей надо поддерживать, создавать для них инкубаторы и т. п. Но ставку надо делать на те бывшие стартапы, которые преодолели точку безубыточности и начали быстро расти.

Несколько лет назад мой сын, создатель нескольких успешных стартапов, тогда едва закончивший вуз, сказал мне: «Отец, поздравь меня, мы вышли на «Доширак-профит». Мы, наконец, вернули деньги, которые занимали, и у нас впервые прибыль. Ее еще мало для зарплаты, но вполне хватает на бесплатные обеды в офисе». Я искренне поздравил сына. Преодоление точки безубыточности — это для меня подтверждение, что новый предприниматель состоялся.

Я убежден, что поддержать ресурсами, деньгами, добрым советом нужно тех, кто прошел этот рубеж, кто уже состоялся и готовится к росту. И в таких конкурсах, как «Бизнес Баттл», надо поддерживать, ставить на тех, кто уже встал на ноги и прошел точку безубыточности, состоялся как предприниматель.

Я уже два года приезжаю в Калининград на «Бизнес Баттл». И увидел, как качественно выросли номинанты на призовые места! Среди них — ошеломляющая своим счастьем созидания семья Тюниных с туристическим проектом, о котором я уже упомянул. Прорывный технологический проект ребят, группы молодых ученых-практиков, которые презентовали измерительные устройства, фиксирующие расход воды, электричества, тепла и т. п., создавая кратный эффект экономии на ресурсах! Гениальный предпринимательский проект! Неслучайно один из сооснователей системы «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков подошел к ребятам и сказал: «Если вы не выиграете, я готов лично инвестировать в ваш проект». Это дорогого стоит!

Это не просто деньги и финансирование. Это эффект узнавания новой волны предпринимателей их старшим товарищем. Он увидел себе подобных, не желающих вечно стоять с протянутой рукой, стремящихся к прорыву. И сказал им словами Маугли из книги Киплинга: «Ребята, мы с вами одной крови. Вы и я».

Моя поддержка вам создаст цепную реакцию. Вы встанете на ноги и поддержите в будущем новых предпринимателей, таких же талантливых, активных, стремящихся вперед. Мы вместе скажем им: «Вы не одиноки. Присоединяйтесь к успешным. Попробуйте, у вас тоже должно получиться!»

Заявку на участие в проекте «Бизнес Баттл» можно оставить по ссылке. Срок подачи заявок — до 18 марта. За новостями проекта можно следить на сайте бизнесбаттл.рф.

Генеральные партнеры проекта: правительство Калининградской области, банк «ВТБ» и Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХИГС.

Партнеры проекта: Центр «Мой бизнес», Калининградская торгово-промышленная палата.

11 марта 2021 год