#3 PRO Бизнес, 25 июня
Компетенция , Калининград ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Немолоко» и продажа в убыток: интервью с Андреем Романовым

О современных подходах к ведению бизнеса, сдерживании цен и моде на отказ от молока рассказал глава ГК «Залесское молоко» Андрей Романов.

— На круглом столе, организованном журналом «Королевские ворота», в конце прошлого года вы говорили, что маржинальность продаж молочной продукции в уходящем году снизилась в разы и отдельные позиции приходится продавать себе в убыток. Изменилась ли ситуация?

— Изменилась, маржинальность снизилась еще больше. Есть ряд позиций, которые мы пока продаем в убыток. В целом у нас маржинальность и молочного животноводства, и молочной переработки продолжает снижаться. Тренды, которые сложились в конце 2020 года, в 2021 году усугубились. По-прежнему мы фиксируем рост стоимости высокобелковых кормов: соевого шрота, рапсового шрота, свекловичного жома. Растет стоимость минеральных удобрений и упаковки. Мы держимся из последних сил и стараемся пока кардинально стоимость на нашу продукцию не менять. Я хочу подчеркнуть, что это определяется не себестоимостью продукта, а реальной платежеспособностью населения. Мы производим социальную продукцию, и этот показатель напрямую влияет на наши возможности по сбыту. Текущее положение дел стимулирует нас искать новые продукты, новые рынки. При этом невозможна работа с такой падающей маржинальностью очень долго, поэтому мы рассчитываем, что в течение 2021 года ситуация как-то стабилизируется. Сейчас определенную надежду внушает снижение курса валют, потому что в себестоимости наших продуктов все-таки довольно большая валютная составляющая.

— В России 20 января началась цифровая маркировка молочной продукции. С 1 июня она поэтапно становится обязательной. На вашей продукции уже появляется эта маркировка? Как это повлияло на цену для конечного потребителя?

— С 1 июня маркировка обязательна для таких товаров, как сыры и мороженое. «Моцарелла» и плавленый сыр, которые мы производим, уже идут с маркировкой. Мы вложили инвестиции и действуем в рамках новых правил игры. На цену готовой продукции это не повлияло, но эти расходы на сегодняшний день мы уже несем.

— На ваш взгляд, эти меры действительно позволят победить фальсификат? Вам приходилось сталкиваться с фальсификатом вашей продукции?

— Молочная отрасль попала в очень интересную ситуацию. У нас практически параллельно работают две системы отслеживания продукции. Система «Меркурий», которая была внедрена усилиями Россельхознадзора и министерства сельского хозяйства РФ, уже показала свою эффективность. Система обязательной маркировки — это параллельная система, которая контролирует только готовую продукцию. У нас до введения «Меркурия» была проблема с фальсификатом. Когда под видом молочной продукции старались продавать продукцию с использованием заменителей молочных жиров. «Меркурий» проблему успешно отработал. Задача маркировки — борьба с контрафактом. Когда под именем известного бренда кто-то другой производит продукцию. Для региона эта проблема неактуальна. Может, она актуальна в стране в целом. Посмотрим, в течение года-полутора будет понятно, дало ли это что-то рынку и потребителю с точки зрения повышения прозрачности и качества.

— Сколько сейчас продукции «Залесского молока» поставляется за пределы калининградского рынка? Насколько перспективным для себя считаете это направление?

— Мы потихоньку растем. Если в 2020 году у нас было 8–9%, то сейчас — 12–13%. Доля продукции будет увеличиваться. Тот дополнительный объем, который появился в прошлом году, в первую очередь предназначен для внешних рынков, потому что Калининградская область молоком обеспечена. Конечно, может, мы будем вводить какие-то новые продуктовые линейки, это тоже обсуждается, но это перспектива не 2021 года.

— Какие виды вашей продукции вы считаете приоритетными?

— Здесь потребитель определяет. Что больше потребитель покупает, то мы считаем приоритетным. Конечно, львиную долю нашей линейки все равно занимает молоко в разных видах упаковки. Это более 50% от всего объема продаж, наш основной локомотив, но там минимальная маржинальность. Например, молоко стерилизованное длительного хранения продается в убыток — так сложился рынок.

— Планируете ли открывать сеть собственных магазинов?

— Нет. Мы это обсуждали еще десять лет назад, когда начинали заниматься молокопереработкой. Периодически обсуждаем, когда подводим итоги года и строим планы на следующий. Все-таки потребитель в магазине должен видеть ассортимент. Делать магазин только с молочной продукцией — бессмысленно, а делать супермаркет — это отдельный вид бизнеса, которым должны заниматься профессионалы. Сегодня на рынке ритейла конкуренция очень высокая.

— Часто местные небольшие сыроварни жалуются на качество сырья. Как вы его оцениваете?

— Эта тема отдельная, мы в свое время ей тоже очень плотно занимались. Даже планировали строить завод по переработке молока, но пока от этой затеи ушли. Здесь вопрос в первую очередь о серьезном технологе и выстраивании технологического процесса. Конечно, для сыров требуется несколько специфическое сырье. Этим мы, например, готовы заниматься. У нас сегодня несколько небольших предприятий закупают сырье на сыры. Если у кого-то будут конкретные пожелания и критерии, уточняющие, какие показатели им нужны в молоке, мы готовы в этом направлении работать. Это и вопросы определенных рационов кормления и определенной генетики. Сейчас, используя генетику, можно формировать стадо, в котором будет более сыропригодное молоко.

— Как вы относитесь к нарастающему интересу к растительному молоку и отказу от коровьего? Может ли растительная продукция конкурировать с традиционной молочной продукцией в России?

— Мне кажется, что иногда люди ведутся на откровенно рекламные вещи. Человек еще на заре своей жизни окружил себя домашними животными, и корова была всегда рядом, она была одной из кормилиц. Почему вдруг стало модным отказываться от молока, я не очень понимаю. Второе — мы не ощущаем, что спрос на молоко и молочную продукцию устойчиво падает. Тенденция по появлению молочной продукции не из молока пока не такая массовая. Хотя темпы роста достаточно высокие, но они высокие относительно минимальной базы, которая была, скажем, пять лет назад. Наверное, в перспективе какая-то доля рынка будет у этих потребителей, но пока мы этого не видим.

— Какие направления вы планируете развивать?

— Это в первую очередь новый проект с нашими московскими партнерами, компанией ДМС. Проект связан с производством биржевых товаров, это товары не B2 °C, а B2B, для дальнейшей переработки. Планируется производить сухое обезжиренное молоко, сухое цельное молоко, сливочное масло. Это продукт, который пойдет либо на остальную территорию России, либо на экспорт.

— Рассматривается ли развитие экспорта?

— Мы работаем с этим постоянно. У нас продукция без консервантов, с коротким сроком хранения. Здесь лимитирующим фактором у нас является логистика. В свое время мы прорабатывали рынок Юго-Восточной Азии, Китая, но пока не в состоянии туда выйти. Сейчас обсуждаем некоторую реконструкцию, покупку нового оборудования, которое за счет новых технологий и более высоких санитарных требований позволяет несколько увеличить срок продукции без использования консервантов. После этого мы получим новые продукты, с которыми сделаем очередную попытку выйти на новые рынки.

— Вы один из наставников нового сезона конкурса стартапов «Бизнес Баттл», организованном медиагруппой «Западная пресса». Зачем вам, уже успешному предпринимателю, этот проект?

— Само слово «предпринимательство» родилось от «предпринимать». Нужно смотреть вперед, изучать новое, не всегда связанное с твоим видом деятельности. Для меня участие в «Бизнес баттле» — это в первую очередь знакомство с трендами, которые есть в молодежной среде в части предпринимательства. Не буду скрывать, я это говорил участникам своей команды: несмотря на высокое звание наставников, мы сами учимся, общаемся, познаем что-то новое. Наверное, в этом общая философия проекта.

— В рамках предыдущего этапа «Бизнес Баттла» вы и еще один наставник, Евгений Морозов, поддержали участников, которые не прошли дальше. Чем вас заинтересовали их проекты?

— Мы сказали, что готовы оказать определенную, в том числе и финансовую, поддержку для реализации этих проектов. Они, конечно, относительно небольшие, но интересные. Насколько они выстрелят и будут экономически выгодны, я не знаю, но мы такие попытки сделаем.

Генеральные партнеры проекта «Бизнес Баттл»: правительство Калининградской области, банк «ВТБ» и Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС.

Партнеры проекта: Центр «Мой бизнес», Калининградская торгово-промышленная палата.

Организатор: медиагруппа «Западная пресса»

Бизнес-кейс Риск и успех: глава «Залесского молока» — о том, как построить бизнес
Содержание
Закрыть