Cтарание и часть таланта: глава KODE Алексей Козак об успехе в бизнесе
Материалы выпуска
Продолжается голосование за победителя проекта «Бизнес-Баттл» Решения Какую поддержку могут получить бизнесмены в Калининграде Решения Началось голосование за победителя конкурса стартапов «Бизнес Баттл» Новости партнеров Как работает представительство правительства области в Москве Компетенция Олег Пономарев. Самоучитель предпринимателя Решения «Есть ларёк с шаурмой, есть McDonalds»: глава KODE — о создании бизнеса Решения На что обратить внимание автору стартапа Решения Сергей Мясоедов: Пять простых вопросов о бизнес-образовании Решения Сергей Мясоедов: Успешный предприниматель. Что нужно, чтобы им стать Решения Николай Власенко: Нет сферы, где заведомо обанкротишься или обогатишься Решения Сергей Рыжиков - о стратегии успешных стартапов Решения «PRO Бизнес»: бизнесмены и управленцы раскрывают формулу успеха Инструменты Cтарание и часть таланта: глава KODE Алексей Козак об успехе в бизнесе Компетенция Как калининградскому бизнесу завоевать новые рынки в России и за границей Решения
Компетенция Калининград
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска

Cтарание и часть таланта: глава KODE Алексей Козак об успехе в бизнесе

Интервью главы ведущей компании по разработке мобильных приложений

Алексей Козак основал в регионе компанию KODE (kode.ru), которая стала одной из ведущих студий мобильной разработки России. О смене места жительства, создании своего дела, юности и панк-роке бизнесмен рассказал в интервью.

«Бросил бизнес и переехал»

Калининград как место для жизни я выбрал случайно. Друг позвал сюда и сказал, что здесь хорошо. Хотел больших перемен и быстро переехал. Потом понял, что это правильное решение. Калининград — один из центров трудовой миграции и один из самых привлекательных городов России. У нас в компании есть несколько людей из Москвы. Мегаполисы не всем нравится, это города «одного дела». Если надо куда-то съездить помимо работы, то ты успеешь сделать только одну задачу из-за больших расстояний либо будешь жертвовать качеством товара или услуги. С моей точки зрения, Калининград — на первом месте. Если бы я сейчас был программистом и хотел куда-то переехать, то выбрал бы Калининград. Здесь море, классный климат, невысокие цены, можно по цене однокомнатной квартиры в столице купить целый дом.

— В своем родном городе вы оставили работающий бизнес. Что это была за компания, в какой сфере?

— Аутсорсинг — обслуживание компьютерной техники на предприятиях. Мы были сисадминами для тех, у кого не было штатного сотрудника. Передал бизнес товарищу, он продолжал работать.

— Это была ваша первая попытка начать свое дело?

— Нет. Первый бизнес мы на первом курсе университета основали — продавали компакт-диски пустые и с записями. Тогда это было популярно — единственный носитель информации. Флешек не было, а интернет был медленный. Смотрели фильм «Пираты кремниевой долины» и собирали диски с Windows.

На тот момент в университете курсовые и практические работы я приносил в институт на дискетах. Сейчас этим артефактом можно школьников пугать.

Но если говорить о совсем первой бизнес-сделке — еще в школе, в детстве я в деревне у бабушки все лето чистил грецкие орехи. Собрал большой мешок и привез его из Украины в Пензу. Там его удалось продать, а на полученные деньги купил ударную установку.

— Каким был оборот у предприятия с компакт-дисками?

— Точно не помню. Но мы через несколько месяцев после старта зарабатывали больше, чем родители на обычных работах в госучреждениях. На момент первого курса денег было достаточно. Мы расширялись, открывали новые торговые точки, вкладывали часть прибыли в них. В 2002 году получалось заработать 20-30 тысяч рублей в месяц. Тогда у меня повышенная стипендия была, 250 рублей.

«Умение грамотно пользоваться поиском сейчас одно из основных»

— Как вы оцениваете уровень подготовки специалистов в вузах сегодня?

— Программа обучения университета дает базу, на основе которой можно вырастить что-то. Но по специальностям, которые мы используем в работе, не преподают практически ничего.

— Как тогда быть специалистам, которые хотят стать программистами, разработчиками?

— В онлайне сейчас очень много курсов, статей. Есть разный набор от «я совсем ничего не знаю» до расширенных и бесплатных занятий. Сейчас рынок открыт — заходите в поисковик, пишете запрос, и перед вами океан информации. А умение грамотно пользоваться поиском сейчас одно из основных.

— Когда вы нанимаете специалистов, обращаете внимание на наличие диплома?

— Наличие диплома по большой части не важно, но плюсом является. Институт дает базу и обучает учиться самостоятельно. В школе дают образование под давлением. А в институте, если не будешь заниматься, то не сдашь ничего. Наличие диплома говорит о том, что человек способен довести какой-то проект до конца. Но это совершенно не значит, что если у человека нет «корочек», то он плохой специалист, а если у него высшее образование — то он обязательно хороший специалист. У нас есть парни, которые после школы или первого курса пришли к нам и трудятся намного лучше, чем некоторые специалисты с красным дипломом, приходящие на собеседование.

— Вы известны как компания, которая спорит с клиентами едва ли не по каждому пункту технического задания…

— В споре рождается истина. Мы спорим, например, о том, нужно ли бизнесу мобильное приложение. Бывают такие ребята, которые хотят написать свой ютуб, например. Или крупный бизнес, который хочет сделать свой корпоративный мессенджер, хотя их множество на рынке. Мы спорим на уровне идеи, потом на уровне реализации и находим пути по решению задач компании с помощью приложения. Ведь самое главное, чтобы приложение было полезным для пользователя и одновременно решало задачи бизнеса.

— Сегодня возможно сделать, например, второй телеграм? Или рынок мессенджеров уже сформировался?

— При определенных безграничных маркетинговых вливаниях можно. Но не обязательно повторять уже успешные разработки. Я уверен, что во многих нишах на текущий момент даже нет продуктов, которые стали стандартом. Первое, что приходит на ум, — медицина. Мы привыкли еще ходить в больницу. Телемедицина только развивается. Думаю, что через 5-10 лет посещать врача будут только с какими-то тяжелыми заболеваниям. А остальные проблемы можно будет решать через приложение.

«Скоро мы не сможем быстро отличить в онлайн-беседе живого человека от компьютера»

— Насколько насыщен российский рынок приложений?

— Российский рынок сейчас один из самых лучших. Если вы посмотрите на приложения, созданные в Европе и Америке, то там тихий ужас. Есть разработки от крупных компаний — Google, Apple или стартапов из Кремниевой долины. Они хорошо выглядят. Если возьмете бизнес — американский банк или авиакомпанию — и сравните с нашими: небо и земля. Почему-то у них такой менталитет. Вот в Америке — розетки по 110 вольт, а у нас 220, так как они раньше начали их внедрять. Тогда казалось, что 110 вольт — это нормально, теперь они мучаются, терпят, но не переделывают. И то же с приложениями: у них цифровые продукты стали появляться раньше и остались на прежнем уровне. А у нас в России рынок очень конкурентный, он в стадии роста и компании соревнуются между собой уровнем сервиса.

— Пользуются ли зарубежные компании услугами российских разработчиков приложений? Есть ли у вас клиенты из-за границы?

— Да, для них у нас дешево и качественно. Есть компании работающие только на запад. В России много заказчиков, которые обеспечивают нас работой, но и у нас есть контракты из Лондона, Восточной Европы — Прибалтика, Румыния, Болгария. Сейчас даже тяжелее — работы много, людей не хватает.

— Какие изменения в ближайшее время могут произойти на рынке приложений?

— Искусственный интеллект развивается. Скоро мы не сможем быстро отличить в онлайн-беседе живого человека от компьютера. Нейросеть диагноз будет ставить быстрее, чем врач. ИИ будет интегрирован во все сферы жизни, начиная от автомобилей, которые будут ездить сами. Грубо говоря, на автопилоте. В идеале скажете машине: «Привет, отвези сына в школу, вечером доставь на карате, потом привези ко мне, попутно заедь в магазин и забери заказ с едой». И этот заказ в магазине также будет приниматься и собираться автоматически.

— Долгое время у вас были длинные волосы, затем вы их остригли? Смена мировоззрения?

— Всегда нужно помнить и воплощать детские мечты. Кумир моего детства — Декстер Холланд (лидер, вокалист и гитарист панк-рок-группы The Offspring — прим. авт.). Когда я в возрасте 13 лет в первый раз услышал песни группы The Offspring, увидел его старые фотографии — у Декстера были длинные волосы, с косичками. 20 лет мечтал о таких, а потом прочитал книгу Ричарда Бренсона «К черту все! Берись и делай!». Взял и сделал.

Когда мне было 30 лет, я подумал, что в 40 волос будет меньше. И перестал стричься с 31 года до 34. Наступил такой этап жизни. Мне очень понравилось. Даже сделал дреды. Полметра у меня были волосы. Но жизнь состоит из постоянной смены событий, сезонов — весна, осень, лето. И человек тоже должен постоянно меняться. Это был прикольный момент. Был ЧМ-2018 по футболу, мы ездили по стране по стадионам. Один из последних матчей — наша сборная проиграла Хорватии. Я смотрел это в Питере. Думаю — наши проиграли, надо постричься. Мы купили в ближайшем магазине ножницы, отрезали волосы и выкинули их в Неву.

— Вы упомянули в разговоре ударную установку. Сами играли рок?

— У нас с друзьями была панк-рок группа «Тысяча чертей». Были против системы, хотели изменить мир. Сейчас тоже меняем, уже по-своему. Тогда дальше репетиций дело не ушло. Я на барабанах играл — это сложно, но зато можно сольфеджио не знать.

Для меня в музыке главное — это подача. У тебя может быть один рабочий барабан, бочка, и ты на этом можешь выдать огромную энергетику. Это так же ко всем вещам относится. И на стареньком ноутбуке можно сделать многое. Главное — желание добиться результата во что бы то ни стало. Я считаю, что успех состоит из мотивации, старания и маленькой части таланта, примерно 5%. Даже если вы ничего не умеете и ничего не выходит, надо просто приложить больше усилий.